Каков возраст творческого гения?

 Ellsworth KellyМногие спорят о том, в каком возрасте человек достигает вершин своей профессиональной деятельности. По законам многих стран, люди, перешагнув 60-летний рубеж – таков средний пенсионный возраст, – завершают свою карьеру или же переключаются на более спокойную работу… Однако есть профессии, которые составляют исключение из этого правила, и даже наоборот – карьера их представителей старше 60 резко идет в гору! Речь идет в первую очередь о художниках.

 

Если заглянуть в историю, то выяснится, что осень жизни оказалась весьма продуктивной для таких художников, как Беллини (умер в 86 лет), Микеланджело (89 лет), Моне (86 лет), Матисс (84 года), Пикассо (91 год).

«Эти примеры указывают на одно: неожиданный расцвет художественного гения в пожилом возрасте», – пишет американский специалист по патологиям Томас Дорманди в своей книге «Старые мастера: великие художники в старости». Автор исследует мощные внутренние изменения, которые побудили многих далеко не молодых художников взять новые высоты. Например, Моне написал картину «Водная лилия», будучи уже почти слепым.

Чтобы найти современных Моне и Пикассо, мы перенеслись за тысячи километров – за океан. Пожилые художники, скульпторы и фотографы представляют свои шедевры в арт-галереях современного (!) искусства наравне с молодыми творцами. И это отнюдь не «бабушкин стиль», а весьма популярные работы, которые могут дать фору холстам молодых художников!

«Быть художницей – это образ жизни, – говорит 82-летняя Вера Рингголд, которая открыла персональную выставку в июне этого года в Национальном музее женского искусства в Вашингтоне, США. – Это не о том, чтобы получить специальность и степень, затем пойти на работу, а потом уйти на пBetye_Saar_with_The_Destiny_of_Latitude__Longitude_2010_Photograph_by_Jacob_Wheelerенсию. Это то, к чему у меня есть страсть, то, чем я занимаюсь, то, что, делает меня тем, кем я есть, и то, что я будут делать, пока не уйду из этой жизни. Ты совершенствуешься с возрастом».

«Думаю, что некоторые молодые люди имеют ошибочное представление, особенно сегодня, желая сразу быть успешными, – говорит Рингголд, добавив, что многие художницы не получают признания до 60 лет. Особенно это касается темнокожих женщин. – Очень много расизма и сексизма в мире искусства. Если вы собираетесь бросить все в раннем возрасте, пропустите все». Кубинская художница Кармен Эррера потратила десятилетия, работая не покладая рук, создавая свои картины, прежде чем продать свой первый холст коллекционеру в 2004 году в 89 лет. С тех пор Эррера, которой сейчас 98, пережила всплеск интереса к своим работам и теперь выставляет их в Галерее «Лиссон».

«Если вы долго в игре, то, вероятно, сможете зарабатывать своими холстами на жизнь», – говорит Мишель Стюарт, которой недавно исполнилось 80 лет и которая теперь с гордостью признает свой возраст (раньше она скрывала его). У Стюарт коллекция картин, скульптур и фоторабот, которую она собирает с 1968 года по настоящее время. Экспозицию она намерена устроить в Музее искусства Пэрриш в Вотермил, Нью-Йорк. Она согласна с Рингголд в том, что опыт накапливается с годами. «Опыт, безусловно, дает возможность взглянуть на вещи так, как вы не смотрели на них в юности, – говорит Стюарт. – Вы намного больше сделали, отточили свое мастерство, прочитали больше книг, пережили больше критики или похвалы. Вам не нужно беспокоиться о том, что о вас думают. Это ?? свобода».

443_1ellsworth_kelly_painterДжоан Семмел в свои 80 лет чувствует себя расслабленной из-за отсутствия суеты. Недавно она выставила свои автопортретные работы в Бронкском музее искусств и в галерее «Александр Грей» в Нью-Йорке. «Вы не находитесь в постоянных поисках своего внутреннего голоса и не сомневаетесь во всем, как в молодости. Все это – часть принятия себя».

Умение рисковать – общая черта художников. «Художники – как картежники, – говорит Стюарт. — Кто же может идти по жизни без веры? В человеке должен быть некий элемент авантюризма, некая дрожь приключения».

Морли всегда избегал работать в любом предсказуемом стиле. «Быть художником – значит быть в вечном обновлении, это всегда как в первый раз», – говорит художник, вдохновленный всплеском интереса к фотореализму и неоэкспрессионизму. «Я как кошка с девятью жизнями», – утверждает он, добавляя: невозможно узнать, развиваешься ли ты творчески, если у тебя не случаются неудачи.

«Я не знаю, правда ли, что рисование продлевает мои годы, – говорит Семмел. – Но, конечно, с точки зрения поддержания во мне сил и заинтересованности в том, как я живу, рисование очень важно, даже когда я не очень хорошо себя чувствую. Обычно я работаю стоя. Если не могу стоять, сижу, но – работаю».

Для Семмел старение стало центральной темой творчества. С 1970 года она писала картины ее selfportrait_монесобственного обнаженного тела. «Раньше я была заинтересована в неидеализации тела, – говорит она. – Возраст был естественной частью того направления, в котором я работала. Я чувствовала, что важно сконцентрироваться на изменениях, когда мы смотрим на естественные формы тела как на что-то нежелательное». Недавние работы художницы, на которых – сегодняшняя Семмел, психологически более сложны, чем те, на которых она изображала свое лицо обрывистыми мазками в молодости.

Сдвиг в восприятии времени, который приходит с возрастом, также влияет на мастерство художника. «Когда вам 28, кажется, что перед вами куча времени, которого совершенно не хватает, когда вы в моем возрасте, – говорит Стюарт. – Вы становитесь более осмотрительными в том, как его проводить». Семмел согласна с тем, что время является важным фактором, определяющим ее сегодняшний жизненный ритм. «Ты знаешь, что твое время ограничено, поэтому не хочешь тратить его на работу, которую не считаешь важной. Когда я была моложе, то должна была трудиться каждый день – иначе не смогла бы стать художницей, – говорит она. – Теперь я уверена в этом».

По материалам ARTnews